Адаптация - «Цинга» (2015)



В хаосе непрерывно перерождающейся войны островки мира кажутся лишь наивной иллюзией. Мы учимся понимать, что затишье – это время, пока перезаряжают оружие, наращивают силы и меняют инструментарий для нового витка противостояния. И сколько бы ни длилась эта данная для утраты бдительности пауза – дни или годы – нового взрыва не избежать.

Пропитанный порохом и плесенью март 2015-го для ценителей творчества Ермена Анти и группы «Адаптация» ознаменовался долгожданным событием - выходом новой пластинки под названием «Цинга». В записи альбома приняли участие такие известные музыканты, как Вадим Курылёв – лидер проекта «Электрические партизаны» и мультиинструменталист Сергей Летов. «Цинга» включает в себя 9 мощных по смысловому наполнению композиций. Каждая из них – боль обнажённых нервов. Ярость, выплёскиваемая уже не столько смелостью, которая в большей мере свойственна юным, ощущающим первые удары по хребту терпения, сколько усталостью. Но вместе с тем – мудростью.

Попробую передать своё ощущение этого сильного альбома, за который хочется искренне поблагодарить музыкантов и всех тех, кто помогал им в его донесении до слушателя.

1. «Лето любви»

Эта композиция - жёсткое откровение, будто с кровоточащим корнем оторванное от души и брошенное в лицо общества. Общества, в отражении которого герой видит, прежде всего, себя самого и своё поколение. Это словно признание упущений, разрушительных пробелов и обращение к выжженной следствием борьбы за оказавшиеся мифическими идеалы, вере.

«С тех пор здесь мало что изменилось -
Всё те же сны наяву.
Мне стыдно признаться собственным детям,
Что я ненавижу родную страну»


Автор весьма чётко говорит и о модернизированных монстрах нашего времени, в чьих щупальцах, когтях, руках сосредоточено тотальное влияние на умы общественности.

«Шакалы пера и коршуны камер,
Мобильные боги систем…
Недавно ты был социально опасен,
Но кайф поломали и этим, и тем»


Но человечество – заложник или виновник такого положения? Скорее, человек просто вынужден подчиняться обстоятельствам, пусть и не смирившись. Для несогласных же дорога иная.

«Уставшие люди в холодном вагоне
Едут к себе домой»
- пронзительная словесная иллюстрация обыденности, которая, тем не менее, каким-то остриём воздействует на сознание. Словно обрушенный на продрогшее от зимнего холода тело поток ледяной воды.

«Правда в том, что давно уже всё надоело:
Нет ни сил, ни желания что-то менять»
- в чистом виде вылитое в строки и озвученное чувство всех тех, кто пусть не сломлен, но понимает, что бессилен перед давлением едкой зимы. Зима – обращенная в метафору атмосфера угнетающей реальности. Она поглотила спасительное лето. «У нас не было лета любви!» - то ли упрёк, то ли несдерживаемый спазм ярости, который порой будто ломает грудную клетку изнутри.

2. «Слово и дело»

Динамичная композиция «Слово и дело» представляется всеохватывающим взглядом: от земной постылой возни, от эволюции, которая по всем законам требует жертв - до всегда желанного горизонта, который окрыляет, который не забудет своих влюблённых детей и не обманет их. Там нет ни позорного рабства, ни липкого отчаянного мрака, обостряющего инстинкты и заглушающего чистоту чувств.

3. «Цинга»

Одноименная с названием пластинки композиция «Цинга» - своего рода манифест, вынесение приговора времени, которое варится в своей несвободной свободе. Каждая фраза – хлёсткий удар. Летовский саксофон мастерски дополняет атмосферу не побега в сладкую нирвану, но летящего к пропасти поколения («Подростки на стенах пишут «No future»), о котором надрывно, словно захлёбываясь удушьем разложения, кричит душа автора.

4. «Проза зимы»

Глубокая и мрачная – хотя это слово не способно в полной мере справиться с тем, чтобы передать пронизывающую силу – композиция создаёт иллюзию полёта над временами и непрерывной суетой. Будто бы города застыли в вязких сумерках, часовые уснули на постах, а слушатель может всем сердцем ощутить сгустившуюся концентрацию микромортов.

«Призраки тех, кто когда-то
Пел за всё поколенье.
Первый отдел: признаки
Жизни и вырожденья…
Терпи…»


Будто смешалось всё: боль ныне живущих и давно ушедших, растоптанные и восставшие надежды. И, кажется, остаётся опустить руки и поддаться мутному бурлящему течению:

«Ваша взяла: я ошибся, жизнь – не искусство».
«Улицы ждут откровений новых пророков»,
но бесчисленные забытые переулки и главные площади пусты и обесточены. Желанный эффект эксплозии остаётся неосуществимым, а происходящие взрывы – понимание, энергия для борьбы – остаются внутри. «Серость – в пределах нормы»..

5. «Весь этот рейв»

После «Прозы зимы» данная композиция будто бы вытягивает из вакуума и подбадривающим звучанием даёт понять: «приходи в себя и поборись ещё! если не за перспективы, то за честность перед собой».

«Слышишь шаги?
Кто-то крадётся
И дышит в спину.
Пуля в висок –
Так иногда поступают мужчины!»


«Весь этот рейв» тянет назвать гимном обреченного протеста. Это не капитуляция перед действительностью, а понимание соотношения разных ценностей и стремлений.

«Раненый мир!
Нам больше уже ничего не надо,
Чувствовать ритм!
И ещё немного – себя солдатом.
Весь этот рейв
Был обречен к утру заткнуться.
Они покричат, и, как всегда,
К утру разойдутся»


6. «Вся мощь и бессилие»

Название композиции заключает в себе осознание сути протеста и положения протестующего в этой конфронтации. Наверное, мощный потенциал протеста по каким-то логическим законам часто оборачивается против самого бунтующего.

«Безработные из резерваций
ждут момента взять в руки ножи»,

«Будут жертвы насилий
и плохого питания,
Будет идеология
И казённые здания».


Во многих композициях возникает ощущение атмосферы оруэлловской бесконечной войны. Войны между сверхдержавами, против своего народа, между убеждениями и идеалами. И тех, кто осознаёт это «не так уж много осталось на порезанной скатерти дней».

7. «Не стану своим»

«Старая свастика новых знамён» - такой символичной строкой начинается отречение, отказ принимать пилюлю смирения с идеологией, которую под обликами разномастных компетентных специалистов вежливо предлагают принять и забыться. Потрясающие вкрапления саксофона Сергея Летова добавляют ощущение «царапин по нервам». Наверное, это испытывает человек, которого пытаются растворить в чужеродной среде.

8. «Империя наносит ответный удар»

Предпоследняя композиция альбома «Цинга» подводит нас к подтверждению понимания: ничто не ново, всё в итоге оказывается лишь перерождённым повтором. И не к кому взывать о справедливости – можно лишь пытаться предусмотреть финал. И всё так же учиться прощать.

«Калёным железом выжги
Иллюзию слова «люди»

«Костры – это снова книги,
Освещают дорогу зрячим»


9. «Чёрная месса»

На мой взгляд, самая сильная композиция. Она является абсолютно удачным завершением идеи альбома. Не точка, но развязка, которая только открывает истинную суть.

«Всем не хватит воды
На халяву напиться!
Задуши свою жажду,
Пристрели аппетит»

«Миллионы пройдут
И проложат дорогу,
По которой другие,
Возможно, куда-то придут»


Мастерски переплетённая с точечным попаданием в суть процессов рефлексия, облаченная в легкую вуаль мистики, плюс великолепная звуковая составляющая – создают в сочетании сильнейший посыл, который, думаю, является частицей того самого главного, что привыкли искать все ищущие.

«Обходи стороной
Сходняки и парады.

Привыкай оставаться
Человеком в пальто»


После прослушивания, а точнее – впитывания сознанием, душой и каждой клеткой альбома «Цинга» хочется отметить, что наступает близкое к катарсису состояние. Возможно, это какая-нибудь его начальная фаза. Но в то же время сознание обращается к себе, к истокам ощущений, опыта души.

Не знаю, случайно ли расположены композиции в альбоме именно в такой последовательности, но я считаю, что всё выдержано в рамках идеи с вполне определённой целью, и эта цель реализована. Если «Лето любви», «Слово и дело» и «Цинга» являются неким вступлением, которое задаёт ритм и направленность, демонстрируют внешнее напряжение, то композиция «Проза зимы» погружает слушателя в напряжение внутреннее, где агонизируют вопросы без ответов, пульсирующая боль и извечный поиск тех, кто обречен искать. До композиции «Империя наносит ответный удар» происходит «кульминационное действие», которое наиболее масштабно и уверенно раскрывает механизмы действительности и их отражение во внутреннем мире автора. Последние же две композиции – «Империя наносит ответный удар» и «Чёрная месса» - острый итог, где всё называется своими именами. Эффект - словно рушится кора, мешающая тонко чувствовать.

Людей искусства часто называют пророками. Возможно, они просто более проницательны и наблюдательны, способны раньше отличить истинное от лицемерного. И, осмысливая реалии, не предупреждают ли нас о том, что через какое-то время к нам вернутся кажущимися пережитками прошлого табу на «запретную» литературу (то есть учащую анализировать и различать), музыку? Не постучатся ли вскоре к нам в двери с требованиями произвести проверку всего, вплоть до мыслей? А неугодные произведения искусства, не станут ли предавать инквизиции? Ведь в процессе непрерывного перерождения меняются лишь инструменты воздействия. Эволюция требует жертв…

Оксана Басок
специально для indarock.com

Автор: Pobeda Уникальных просмотров 1 237

Похожие публикации: